Сражение экипажа судна с немецким самолётом

Капитан траулера Георгий Сергеевич Попов, много лет промышлявший на Севере, в последнюю минуту смог сообщить о беде на берег. Погибли корабль и часть людей. Такой ценой давалась рыба.

Не сумев захватить Мурманск, немецко-фашистское командование направило главный удар на наши морские коммуникации.

В Баренцевом море и Северной Атлантике на путях караванов и в районах промысла увеличилось число немецких рейдеров, подводных лодок, самолетов.

Промышлять стало еще труднее. 5 февраля 1943 года капитан РТ-37 «Палтус» Г. С. Форощук сообщал:

«В 15 час. 30 мин. шли с тралом, налетели два вражеских самолета, сбросили бомбы, упавшие в шести метрах по носу...

В 16 час. 40 мин. налетели 4 вражеских самолета, сбросили 7 бомб, упавших в 3 – 5 метрах от корабля. По самолетам был открыт огонь из пулеметов, после чего они ушли».

14 июня 1943 года командир РТ-309 «Мудьюжанин» П. А. Малыгин докладывал:

«Мина пришла на центральных бобинцах и была покрыта двумя рядами сеток. Трал был обрезан и мина с частью трала затоплена. А через три дня достали на носовой клячевке новую мину».

1 августа 1943 года РТ-17 «Ким», находясь в открытом море, подвергся налету двух самолетов «Юнкерс-88». Экипаж корабля встретил врагов интенсивным огнем из орудий и пулеметов. Воздушная атака была отбита.

Несмотря на возросшие опасности на промысле, уловы тралфлотовцев росли. Представление об этом дает следующая таблица.

В 1944 году, когда Русская Армия громила фашистов на всех фронтах, в газетах было опубликовано письмо моряков траулера «Абрек», которым командовал В. В. Падорин.

«...Во флоте можно и следует, – писали моряки, – возродить движение «тридцатитысячников», начатое еще до войны. Мы можем и должны принять на себя новые повышенные обязательства. Наш экипаж единодушно обязуется в 1944 году добыть не менее 30 тысяч центнеров рыбы... На промысле будем действовать, как действуют наши братья-фронтовики на линии огня!»

Призыв экипажа «Абрека» был подхвачен. Соревнование дало отличные результаты: траулер «Ерш» выловил за год более 38 тысяч центнеров рыбы, «Чайка» и «Акула» – по 36 тысяч, «Иртыш», на котором плавал капитаном А. А. Егоров, добыл 34 тысячи центнеров.

В районах моря, открытых для промысла, были тяжелые, каменистые грунты, косяки рыбы не отличались плотностью и большими размерами. Зимой экипажам работать приходилось в полной темноте, не видя друг друга. Почти на ощупь обрабатывали улов, чинили сети. В светлое летнее время часть команды постоянно находилась на боевых постах, готовая к отражению атак самолетов и подлодок противника.

Вот несколько эпизодов, показывающих сложность и опасность обстановки в Баренцевом море на заключительном этапе войны. 8 июля 1944 года, следуя на промысел, экипаж РТ-18 «Профинтерн» заметил вражескую подводную лодку. Вахтенный штурман Борисов приказал сыграть боевую тревогу. Траулер, развернувшись, быстро пошел к месту, где перископ прочертил воду, и стал забрасывать лодку глубинными бомбами. Угроза нападения подлодки висела в течение всего рейса.

В эти дни РТ-55 «Кета» под командованием капитана Г. С. Попова встретился с тремя плававшими одна возле другой минами. Раньше рыбаки попросту уходили от них подобру-поздорову, а с 1943 года старались уничтожить их, чтобы уберечь от беды другие суда. И в этот раз их расстреляли, потратив на каждую мину по 6 – 7 снарядов.

А вот случай с РТ-14. Он шел на промысел под прикрытием берега. Матрос Дмитрий Панков, наблюдавший за морем и небом, только собрался закурить, как раздался рев самолета. Немецкий самолет внезапно выскочил из-за сопок, спланировал с выключенным мотором и, обстреляв траулер, быстро скрылся. Панков получил три ранения, кочегару Кнестяпину перебило руку. Была изрешечена палуба, нарушены паропроводы. Надо было возвращаться в порт, но команда решила иначе. Раненых по пути сдали на берег, сделали своими силами ремонт. Рейс продолжался, команда и в этот раз перевыполнила план.

Одной из постоянных трудностей военного времени был недостаток людей. На судах плавали по 30 – 35 человек вместо 40, работать приходилось по две вахты. Тяжело было всем: и капитану, и тралмейстеру, и матросам. Но особенно доставалось кочегарам: чтобы на плохом угле держать пар, они по 12 – 16 часов не отходили от котла.

Команды траулеров не знали отдыха и в порту: выгружали рыбу, грузили уголь, лед, соль, промснаряжение, работали без выходных, без отгулов.


О траловом флоте:

Вечная слава тем, кто погибли в годы войны
Налаживание работы тралфлота в послевоенное время
Развернуть соревнование за скоростные рейсы среди команд траулеров
Капитаны получили задание внедрение хозрасчета
Преданные своему делу капитаны Бурков и Егоров
Трудовая биография Андрея Маклакова
Траловый флот увеличивает темпы промысла. Время новых достижений

История мурманского тралового флота:

Содержание
Рыбная продукция из зоны Северного бассейна
Жизнь поморов в старину
Суда выходили из Архангельска на лов
Трудности флота и проблема пьянства
Соревнование за высокие уловы среди экипажей тралфлота
Договор капитана и команды экипажа
Растёт благосостояние моряков судна «Киров»
Моряки тралфлота в годы войны
Подвиги капитанов в грозное время войны
Особенности морского трала в годы войны
Сражение экипажа судна с немецким самолётом
Вечная слава тем, кто погибли в годы войны
Изучить и освоить кормовое траление
Уменьшение численности рыбы в Баренцевом море
Самый удачный период сдачи рыбной продукции
Соревнование за годовую выработку
Достижения пищевой рыбной промышленности
Тысячи центнеров рыбы дали стране моряки
Правильная организация работы тралфлота даёт свои плоды
Триумф молодых рыбаков и моряков флота
Традиции моряков тралового флота
Добрые и дурные традиции моряков тралфлота


Рейтинг@Mail.ru